Истории Любви

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Истории Любви » Истории. Рассказы. Стихи. » Путь в далекую страну


Путь в далекую страну

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Снова мой любимый интернет-автор Дингер со своим творением... Думаю, всем понравится. Советую прочитать, даже если большое количество букв пугает. Уверяю, это не пусто потраченное время!!!

-Рыжая! Рыжааааяяяя!!!
Куцый сел на бордюр, и оглянулся по сторонам. Почесал за ухом. Лизнул лапу и задумался. Если он не дозовется Рыжую, Барс с него шкуру снимет. А его Куцый побаивался.
-Рыжааааяяя!! – во всю глотку заорал он, снова посмотрев на светившееся желтым окно.
-Брысь! – крикнули из окна, и в Куцего полетело что-то тяжелое. – Как же вы надоели!!
Куцый отпрыгнул, и это что-то гулко шлепнулось на то место, где он только что сидел. Вот люди, вредные какие! Какое им дело? И зачем кидаться? Он всего лишь подружку Барса зовет…
Куцый от обиды мяукнул еще раз, и снова задумался. Потом решил, что Рыжая скорее всего спит. Он примерился к газовым трубам, которые шли параллельно земле, прямо под окном Рыжей, присел и одним мощным прыжком взлетел - сначала на козырек подъезда, потом на трубы. Тихонько потопал по трубам, чутко прислушиваясь к шорохам, и опасаясь, чтоб не открылось окно, и его не швырнули вниз. Нет, вроде обошлось.
Он тихо подобрался к окну Рыжей, и, привстав на задние лапы, осторожно заглянул в окно. Так, все ясно. Рыжая же неженка, это все знают, и он на этот раз тоже не ошибся. Подруга Барса лежала на кресле, свесив шикарный длинный хвост со спинки кресла, и увлеченно смотрела телевизор. Везет этим домашним, завистливо вздохнул Куцый, вон, телевизор смотрят, еду им прямо из холодильника таскают, гладят по голове, живот иногда чешут. Он и сам смутно помнил, что такое, когда чешут живот. Последний раз такое было, кажется, очень и очень давно, когда он сам был еще маленьким. Куцый постоял еще минуту, глазея на комнату Рыжей, потом тихонько царапнул лапой по стеклу.
Рыжая тут же вскинулась, настороженно шевеля ушами. Потом сделала большие глаза, когда увидела побитую морду Куцего, который делал ей какие-то знаки. Оглянулась, спрыгнула с кресла, и быстро вскочила на подоконник, а потом встала на задние лапы и высунула голову в форточку:
-Ты с ума сошел! А если тебя увидят?
Куцый сразу захорохорился:
-И что будет? Да будет тебе известно, что даже один из Больших Нехороших лично здоровается со мной каждое утро! Что мне сделается?
-Таки здоровается? Лично с тобой?
-А чего? – Куцый сделал непроницаемый вид. – Он, как идет куда-то утром, постоянно мне говорит «Ну что, скотина куцая? Все лежишь? Вот доберусь я до тебя!» Приятно все-таки, что Нехороший с тобой разговаривает, а не с Полосатым, например.
Рыжая нервно оглянулась, и тихонько мурлыкнула:
-Ну, чего хотел-то?
Куцый вдохнул запах домашней еды, которым приятно пахла Рыжая, и сказал, почесав за ухом:
-Тебя Барс зовет. Сказал, что большая вечеринка намечается. Около забегаловки, которая возле пруда стоит, он там тебя ждет. Говорят, что из забегаловки много еды выбросили, а Барс теперь наших собрал и они пошли пировать. Ты пойдешь?
Рыжая подумала, и вздохнула:
-Не знаю, но постараюсь. Ты же знаешь, как мои к этому отнесутся…
Куцый махнул обгрызанным обрубком, который раньше был его хвостом, и развернулся в обратный путь:
-Как знаешь! Барс попросил – я сделал!

Куцый по пути обратно долго размышлял, почему таким как Барс везет больше, чем, к примеру, ему. Вон у Барса – и подруга какая, и еда ему самая лучшая, и место среди своих хорошее. А Куцый у него на побегушках, как какой-то котенок. Хотя, по большей части, Куцый просто боялся признаться самому себе, что такая жизнь ему нравится. Не обижают его. А все почему? Потому что Барс пригрозил загрызть любого, кто обидит Куцего. Вот и бегал Куцый по поручениям Барса, который безбожно пользовался его преданностью…
Вечеринка уже началась.
Куцый разглядел движение возле огромного мусорного бака, где тусовались ребята с его района. Но, на всякий случай, принюхался. Нет, все верно, это свои. Запах Барса он за версту учует. Он спрыгнул с забора и направился к пирующим.
-О! Куцый! – приветствовал его Полосатый, тупой, ленивый кот, с полосками, которыми он безумно гордился. – Как дела? Где шлялся?
-По поручению Барса кое-какие делишки сделал… - Куцый снова напустил на себя загадочный вид, и прошествовал к Барсу. – Слышь, Барс! Рыжая сказала, что очень постарается прийти сюда. Ты же знаешь ее хозяев, могут и под хвост дать, если узнают, где и с кем она была…
Барс, огромный черный, с белым пятнышком на груди, кот лениво осмотрел Куцего с ног до головы, и процедил:
-Понял, чего уж там…Но ты ей сказал, что я не терплю ждать? Плевал я на ее хозяев!
Куцый заерзал:
-Ну конечно сказал! Так и передал! Рыжей очень понравилось, что ты так ждешь ее, поэтому она сразу заволновалась!
-Так и сказал? Хм… - Барс с интересом прищурился. – Ладно, свободен…
Куцый с облегчением вскочил, и отошел подальше от вожака.
-Кого я вижу! – Кто-то пихнул Куцего носом в бок. – Как дела, серый?
Куцый довольно фыркнул, когда увидел, что это Аристократ, со своим неизменным ошейником против блох. Аристократ славился своими умными речами, а еще тем, что с ним можно было посекретничать на абсолютно любые темы.
-Дела нормально! – приветствовал его в ответ Куцый. – Чего пропал? Давненько не видел тебя!
Аристократ потянулся, неспешно облизал лапу, и только потом ответил, всем своим видом выражая уныние:
-Да понимаешь, брат, какая история. Мои хозяева купили щенка. Сижу я, значит, никого не трогаю, смотрю телевизор, а этот кусок собачьего меха решил меня за хвост цапнуть…
-Вот черт! – воскликнул Куцый. – И ты позволил?!
-Нет, как ты мог подумать? – оскорблено возмутился Аристократ. – Я спрыгнул, и навалял этому недомерку по полной программе. Вот хозяева и обиделись. Посадили под домашний арест, еду почти не давали, пока их любимый песик раны зализывал. Ничего, ничего, умнее будет! – удовлетворенно фыркнул Аристократ. – А у тебя как дела? Все так же бегаешь котенком на побегушках у этого дурака? – Всем было известно, как не любили друг друга эти двое, Барс и Аристократ, но Барс уважал ум, поэтому худо-бедно уживался Аристократ с вожаком.
-Ну вот еще! Мы ж с ним партнеры, ты забыл? – Аристократ промолчал, зная, что Куцый мог и обидеться. Тогда и поговорить не с кем было бы, о поэзии, например… - Я просто ходил по делам, заодно и подругу Барса пригласил сюда.
-Ага, ага… - пробормотал Аристократ. – Пока Барс не приказал - черта с два бы ты пошел…
-Чего? – не расслышал Куцый. – Ладно, Аристо, пойду чего-нибудь пожевать возьму. – Он развернулся и направился к котам, которые сидели возле бака, и что-то оживленно обсуждали.
Аристократ не ответил, занявшись наполовину съеденной сосиской, испачканной чем-то непонятным, какой-то густой красной жидкостью, которая неприятно пахла помидорами. Он с увлечением начал слизывать эту гадость, и Куцый поморщился. Ну что взять с этих голубых кровей? Мало того, что умные, так еще и всякую ерунду едят…

Рыжая тихонько скользнула в форточку, когда хозяева легли спать, спрыгнула на трубы и быстро побежала в сторону забегаловки, где, как сказал Куцый, ее ждал Барс…
Она всегда замирала, когда видела его. Конечно, ее самолюбию льстило, что он обратил внимание именно на нее. Как-никак, но он из породистых, да и пусть, что черный. Она ведь девочка из порядочной семьи, где не очень любили кошек черного цвета, но все равно без оглядки и сразу влюбилась в этого грубоватого, но всегда нежного с ней, кота, который наводил ужас на близлежащие районы. Коты, которые забредали не в свой район, всегда старались удрать поскорее, зная крутой нрав Барса.
А с Барсом они познакомились совершенно случайно. Прогуливаясь как-то с хозяйкой, Рыжая заметила черного красавца, который украдкой взглянул на нее, когда они прошли мимо. Вот тут-то сердечко и забилось…
Хозяйка присела потом на лавочку, и как-то незаметно задремала, а Рыжая пристроилась у ее ног, и с любопытством обозревала окрестность нового района, куда они перебрались жить…
-Привет!
Рыжая подпрыгнула от неожиданности, и зашипела, прижимая уши к голове.
-Да ладно тебе! Все равно не страшно… - Черный красавец-кот сел напротив нее, и уставился на нее зеленющими глазами. Неспешно умылся…
-А чего ты подкрадываешься сзади? – возмутилась она, быстро взглянув на хозяйку, которая продолжала безмятежно дремать… - Так и оплеуху получить можно без предупреждения!
Кот лениво потянулся, и лег:
-От кого получить? От тебя? Я уже боюсь! Кстати, меня Барс зовут.
Рыжая подумала, и сказала:
-Ну и что? Какое мне дело, как тебя зовут? А может, ты мне неприятен?
-Да ну! – Он усмехнулся, и снова уставился на нее. – А я знаю, как тебя зовут. Рыжая, верно?
-Откуда ты знаешь?! – встрепенулась она.
-Знаю. Очень приятно. Придешь вечером?
-Что?! Я?! Ни за что! – Рыжая так и стрельнула от возмущения глазами.
Барс усмехнулся:
-Короче, я тебя жду! Вечером, возле пруда.
Он развернулся и исчез за бетонной будкой. Рыжая еще раз возмущенно фыркнула, и улеглась рядом с хозяйкой. И поняла, что он все же ей понравился, этот черный наглец с белым пятнышком на груди…. Может, прогуляться? А что, почему б и нет? В конце концов, она ему ничего не обещала, захотела – пришла, а захотела – не пришла! Она девушка из порядочной семьи, а не какая-нибудь дворовая кошка!
Рыжая не стала долго думать, положила голову хозяйке на колени, и снова стала посматривать на редких прохожих…

Когда она подошла чуть ближе к ораве шумевших котов, ее сначала приняли за чужака. Кто-то кинулся наперерез, и уже кто-то приготовился вцепиться в нее зубами, когда совсем неожиданно рядом с ней возник Барс:
-Не понял! Что за разборки? – Его сильный хвост нервно мотался из стороны в сторону.
Коты тут же шмыгнули по сторонам, зная, что сейчас может последовать и расправа. Барс мимолетно ткнул Рыжую носом в шею, и тихо сказал:
-Тебя никто не обидит. Я сказал! Пошли со мной!
Рыжая послушно двинулась за ним, все еще пытаясь унять бешеное сердцебиение после встречи с его стаей. Чего там, страшно было, а если б Барс не вмешался? Она фыркнула, и засеменила следом.
Сидевшие по кругу коты расступились, делая побольше места, а потом Полосатый увлеченно продолжил:
-…ну вот! А Васька, значит, заявляет: «Да пошли вы к черту! Не буду я есть вашу вонючую тушенку для кошек! Колбасы хочу!!»
-Да ты что! – загалдели слушавшие наперебой. – А хозяева что?
Полосатый облизнулся, и лег на землю, сложив под себя лапы:
-А ничего! Вы ж Ваську-то знаете, он ведь орать до последнего будет. Вот и уступили ему. Получил на ужин приличный кусок колбасы и пару говяжьих хрящей!
-Да уж… - Компания заметно погрустнела.
-А мне так не повезло, - грустно сказал Мурзик, серый, с вечно слезящимися глазами, кот. – Я, когда хотел такое выпросить – мне сразу пинка дали под хвост…
Рыжая промолчала. Ей, редко видевшей кошачий корм, не трудно было понять этих ребят. А Барс неспешно вышел на середину круга, обвел всех взглядом и промурлыкал:
-Братья! Вы все видите эту девушку? – Он махнул головой в сторону Рыжей. – Я хочу предупредить – первый, кто тронет ее, сразу получит по морде! От меня! Вопросы есть?
-Нет, Барс, ну что ты! – вразнобой зачастила стая, отводя глаза в стороны. – Никто даже и не думал ее обижать! Все будет нормально!
-То-то же! – довольно оскалился Барс, лизнул лапу и продолжил. – А теперь, братья, продолжайте пировать! Вам от меня подарок!
Он махнул лапой, и Куцый кинулся куда-то в темноту, и через минуту появился обратно, таща в зубах небольшой пузырек. Бросил перед Барсом, и сел напротив. Барс катнул лапой пузырек в сторону котов, и объявил:
-Валерьянка! Не паленая, самая настоящая! Веселитесь, братья! А мы с моей девушкой пойдем, прогуляемся…
Коты радостно взвизгнули, и кинулись к пузырьку, и к баку с остатками еды, а Барс нежно потерся в шею Рыжей, и тихо промурлыкал:
-Идешь?
-Куда? – Как-то вдруг снова застучало сердце в груди…
-А туда! – махнул он головой в сторону невысокого дома, стоявшего особняком в стороне. – Посидим на крыше…Поболтаем.
Он решительно двинулся в сторону дома. Рыжая оглянулась, вздохнула и пошла следом. Не то чтобы она боялась. Просто наедине с ним все-таки оставаться она никак не решалась. Но сейчас, вдруг, ей стало наплевать. Почему-то…
С крыши открывался великолепный вид на город. Дом находился на пригорке, почти на окраине города, поэтому глазам Рыжей открылись миллионы ночных огней города, переливавшиеся многоликостью и разноцветием. Здесь даже не очень чувствовался смрадный, дымный воздух городских улиц.
Рыжая вздохнула полной грудью, и присела рядом с Барсом.
-Рыжик, скажи мне… - Барс задумчиво поглядывал на нее.
«Рыжик»…Приятно. Так еще ее никто не называл.
-Что?
-Хочешь быть моей девушкой?
Она немного стушевалась под его тяжелым взглядом:
-А это обязательно? – попыталась она перевести все в шутку.
-Можешь не отвечать! Но я очень хочу! – Барс пристально смотрел ей в глаза.
-Ладно… я подумаю! – Соглашаться сразу не хотелось, хотя чуть не крикнула «Да!»…
-Ну что, пошли погуляем?
-Нет… Мне надо домой! Ты ведь проводишь меня? – Рыжая и вправду заторопилась, когда представила, как хозяйка хватится ее.
-Подожди… - Барс уткнулся ей в шею, и тихо сказал. – Ты знаешь…Ты самая красивая кошка, которую я только видел…Я никому не говорил, что она мне нравится, но ты… - Он мягко обхватил ее лапами. – Я просто теряю голову, когда рядом с тобой…Побудь со мной еще немного…
Рыжая мягко вздохнула, и прижалась к нему, задохнувшись от нежности…

-Ну что, пошли? – Рыжая долго смотрела на звездное небо, чувствуя, как ей не хочется никуда идти, быть с Барсом еще долго, и чтоб этот вечер так и не закончился. Черт! А ты, кажется, влюбилась, а? Рыжая усмехнулась и повернулась к Барсу. – Проводишь меня?
-А как же! Пошли, красавица, доставлю в целости и сохранности! - Он спрыгнул вниз…
Когда они подходили к ее двору, неожиданно к ним кинулись три темных силуэта, которые тут же взяли их в кольцо:
-Опа! А кто у нас тут? Смотрите, Рыжая! А ты кто? Почему не знаю? – Вальяжный голос принадлежал толстому, рослому коту, который медленно подступал к Барсу.
Двое других тоже не бездействовали. Один заходил сзади к Рыжей, второй – Барсу.
Барс подобрался, прижался боком к Рыжей, оттесняя ее в сторону, и тихо муркнул:
-Как скажу «беги» - беги, и не оглядывайся!
Рыжая хотела сначала возразить, но почувствовала его напряжение.
-Ты мне будешь только мешать! – прошипел Барс, словно почувствовав ее сомнение.
-А! Так это Барсик, собственной персоной! Ты что-то забыл здесь? – продолжал наступать кот, переходя постепенно на утробное рычание.
Барс стегал себя по бокам хвостом, поджав уши. Потом чуть присел, негромко бросил Рыжей «Беги!», и туго взведенной пружиной метнулся на толстого кота. Тот явно не ожидал атаки, поэтому Барс овладел ситуацией сразу.
Мощным ударом располосовал морду толстому, тут же развернулся, не обращая внимания на предупреждающий вой второго, и врезал ему лапой в бок, выдрав приличный клок шерсти. И тогда уже метнулся на третьего. Сбил, подмял под себя, и принялся неистово кромсать его зубами.
Вой и рычание переросли в вопли ужаса и боли. Барс разошелся не на шутку, не давая противникам ни малейшего шанса. Краем глаза разглядел еще один силуэт, метнулся к нему, но услышал голос Куцего:
-Барс!! Это я, Куцый!! Я пришел помочь!!! – Куцему этот испуганный крик фактически спас шкуру.
Барс остановил лапу, и тоже отшвырнул кота вбок, прорычав: «Уходи, а то тоже попадет!», и снова бросился на врагов…
Драка закончилась только тогда, когда на драчунов сверху плеснули водой из ведра, кто-то из людей не выдержал шума. Коты тут же шарахнулись в стороны, фыркая, и поджимая хвосты.
Рыжая наблюдала всю драку с подоконника своего окна. Когда все закончилось, она чуть не свалилась вниз от неожиданности, когда рядом с ней вдруг оказался Барс, неизвестно как узнавший, что она сидит здесь. Он еще тяжело дышал, остывая от драки, потом потерся холодным носом об ухо Рыжей, лизнул ее:
-Пока! Я завтра приду! – И сиганул обратно вниз, не дав сказать Рыжей ни слова.
Она вздохнула, провожая его тень, и тихонько взобралась в окно…

Куцый проснулся от того, что замерз. Оказалось, что до своего подвала он все-таки добрался, но уснул возле выхода, потому и замерз.
Нещадно болела голова, а нос вообще отказывался повиноваться. Да уж, перенюхал он вчера малость этой валерьянки… А ведь так берег ее, когда Барс приказал спрятать так, чтоб никто не нашел, а ведь так крепился. Сдержался ведь! Но вчера оторвался по полной программе.
Он встал, потянулся, и шатающейся походкой побрел на улицу, осторожно высунул голову, и зажмурился от яркого света, ослепившего его. Тихо потянул носом утренний воздух, зевнул. Надо бы пройтись по мусоркам, поискать еды, да что-то есть и не хотелось. Какой-то кислый вкус во рту… Ладно, пройдусь немного, а там видно будет.
Вспомнилась вчерашняя драка. Лихо все же Барс с обидчиками Рыжей расправился, без лишних воплей, без всякой истерики, раз – и расцарапал морду! Эх…
Куцый вздохнул. Хотел бы он быть как Барс, сильным и смелым, и чтоб все боялись! И вышел бы он тогда на улицу, прошелся бы гордо, надменно поглядывая в окна. Бац – а навстречу кот какой-нибудь незнакомый! Куцый бы так небрежно сначала прошел бы мимо, задел бы хвостом. Кот, естественно, испугался бы, ведь Куцый здесь главарь. А потом бы главарь, Куцый то есть, развернулся, подошел бы вальяжной походочкой к незнакомцу, глаза в глаза. Тот, конечно же, начал бы что-то там лепетать, что, мол, бес попутал, заплутал, не туда забрел… А Куцый бы тогда, неторопливо так, приготовил бы свой коронный удар лапой, напрягся бы, и ка-ак даст…
Оглушающий удар по голове опрокинул Куцего с бетонного парапета на землю. Земля очень больно ударила по лапам, взорвавшись пропавшей было кислятиной в желудке… Он кинулся вбок, ослепший, ударился обо что-то, снова отскочил, и провалился в какую-то дыру. Царапая землю, пополз как можно глубже…
И только потом до него дошло, что, пока он мечтал быть сильным и храбрым, его кто-то ударил по голове.
Он полежал немного, ощущая неприятное нытье в шее, потом осторожно высунул голову. И увидел Большого Нехорошего, который стоял неподалеку, опираясь на большую, тяжелую палку, и выискивал глазами, куда спрятался кот. Сердце неистово заколотилось. Вот же гад! Такое утро испортил!
Нехороший постоял еще немного, потом смачно сплюнул и прорычал:
-Ну сволочь куцая! В следующий раз я точно не промажу! Как надоели коты, всех бы поубивал! – разорялся Большой, переминаясь с ноги на ногу, потом развернулся, и побрел прочь.
Сел в свою большую машину, пахнущую почему-то страхом, и с ужасным грохотом запустил двигатель.
Куцего немного пугал рисунок на борту машины, на котором был изображен уродливый кот, спрятанный почему-то в клетке. Если бы он умел читать, то слова «Ветеринарная санэпидемстанция. Отлов бездомных животных» повергли бы его в ужас. Но он не умел читать… Читать по-человечески умел только Аристократ.
Куцый подождал еще немного, а потом осторожно вылез наружу. Огляделся, и решил пока удрать куда-нибудь за город. О, точно! Он знал куда пойти!
Кот развернулся, и двинулся к парку, осторожно осматривая окрестности, и шарахаясь от каждого громкого звука…

Осень уже чувствовалась вовсю. Большие желтые листья, тихо шурша, отзывались на его шаги. Деревья нехотя сбрасывали остатки своего великолепия, щедро разбрасывая их по аллеям парка. А солнечных пятен становилось все больше, по мере того, как редела листва на деревьях.
Куцый шел не спеша, не боясь встречи с чужаками. Давным-давно было решено, что парк остается нейтральной территорией, здесь проводились встречи вожаков, здесь разрешено было спокойно гулять, зная, что никто морду не расцарапает… Поэтому Куцый шел спокойно, наслаждаясь покоем и утром. Свернул на боковую дорожку, ведущую в конец парка, вскочил на постамент, на котором покоились остатки какой-то статуи, и присмотрелся. Точно, он здесь.
Чуть в стороне, у заросшего травой маленького холмика, стоял мольберт, обтянутый материалом. Высокий худой человек, в чуть мятом берете, задумчиво поглядывал куда-то вдаль, на город, потом, неспешно мазнув кистью по палитре, плавным движением прикасался к мольберту…
Куцый подобрался поближе, как всегда заинтересованно наблюдая за действиями художника. Вскарабкался на остатки кирпичного забора, и улегся, поджав под себя лапы. Человек оглянулся, и приветливо улыбнулся:
-Привет тебе, мой загадочный друг! С добрым утром!
Куцый невнятно мяукнул в ответ.
С Художником они знакомы давно. Куцый познакомился с ним случайно, забредя в этот край парка в поисках чего-нибудь съедобного. И увидел странную картину…
На Художника наседал незнакомый грязный бродяга. Он исподлобья следил за человеком, тихо, шаг за шагом подходя все ближе, говоря что-то вполголоса. Тот отнекивался, отступая. А бродяга вдруг ударил Художника. Тот нелепо взмахнул руками, и упал на свой мольберт, попытался встать, но бродяга снова ударил Художника ногой, не давая встать…
Куцый так и не мог объяснить, что вдруг на него нашло. С бродягами они не дружили, потому что не один раз бродяги отбирали у них еду, поэтому обе стороны держались друг от друга подальше. Но на этот раз у кота сыграла какая-то солидарность с Художником.
Куцый утробно вскрикнул, обращая внимание на себя, и одним мощным прыжком метнулся на бродягу. Вцепился выпущенными когтями прямо в открытый участок шеи. Бродяга взвыл нечеловеческим голосом, пытаясь сбросить с себя шипящий кусок шерсти. Но Куцый распалялся все больше, располосовав шею и лицо бродяги когтями. Тот катался по земле, пытаясь оторвать кота, но не удалось… Потом Куцый рванул в сторону, исчез в кустарнике, возбужденно наблюдая за поверженным противником. И чего это на него нашло, он и сам не понял…
Бродяга поднялся, и, шатаясь, побрел куда-то, позабыв про Художника, и зажимая кровоточащее лицо черными от грязи ладонями.
А Художник сложил мольберт, и присел на камень, вытирая лицо платком, потом оглянулся в сторону Куцего, но не увидел его. Тогда он поднялся, взял сумку, и вынул из нее большой бутерброд. Развернул газету, и осторожно положил его на землю, и ушел.
Кот вынырнул из кустов, подошел к бутерброду, понюхал. И захлебнулся слюнями. Колбаса! Настоящая! Копченая!!
Куцый слопал подарок в один присест, откинув хлеб в сторону, не понимая, почему человек оставил такую вкуснятину на земле. И только вечером до него дошло, что его просто поблагодарили так.
С тех пор и мотался изредка в парк Куцый, уже чувствуя, когда там будет этот странный Художник, который при каждой встрече угощал его очередной вкуснятиной. На самом деле Куцый ходил в парк не для того, чтоб полакомиться…Просто его как-то тянуло к этому странному человеку, что-то такое давно забытое в нем было, домашнее что ли…
А еще Куцему нравилось, что Художник пачкал материал, но получалось очень похоже. Кот даже разглядел дома, маленькие, но такие похожие на настоящие. И это изумляло еще больше. Художник всегда разговаривал с ним, как с равным, что вызывало у Куцего непонятную гордость. Правда, когда он рассказал котам со своего района о дружбе с Художником, его просто подняли на смех. С тех пор Куцый предпочитал ходить в парк в одиночку…
-Друг мой, я вот что тут подумал…- сказал Художник, вытирая кисточку маленькой тряпочкой. – А хочешь – я тебя нарисую? А?
Куцый промолчал. А что тут говорить?
-Я давно собирался тебя нарисовать, да ты так редко забредаешь сюда. – Продолжая говорить, Художник быстрыми бросками карандаша набросал лежащего Куцего, в общих чертах нарисовав силуэт…
-Ты только полежи еще немного, ладно? – И вдруг человек протянул руку, и погладил Куцего по голове.
Кот онемел. Какая-то неожиданная нега разлилась по телу, заныло где-то на брюхе. А человек продолжал гладить кота, приговаривая что-то, уговаривая. Куцый боялся пошевелиться. Он так давно не чувствовал ничьей ласки, что сейчас просто задыхался от наслаждения…
-Вот и умница, котик! – Художник улыбнулся, и снова взял кисть в руку…

Через пару часов Куцый ушел из парка, получив от Художника большой кусок чуть соленой рыбы, которая просто растаяла во рту. Плохое настроение улетучилось, и утреннее происшествие уже казалось дурным сном.
И распирало с кем-то поделиться радостью. Ведь его рисовали! Кто еще сможет этим похвастаться? Ну если только Аристократ? Да и то, Аристо мог и соврать. Выяснилось же, что он никакой не потомок египетских кошек, а простой сибирский кот. Да и пусть. Кстати, надо тогда к Аристократу-то и прогуляться, поделиться с ним!
Неожиданно, откуда-то сбоку вылетела огромная серая тень, кто-то большой опрокинул Куцего набок, прижал лапой и прорычал прямо в морду:
-Сдавайся!
Куцый вывернулся, и процедил:
-Коты не сдаются! И вообще, ты можешь без своих дурацких шуточек?
Огромный лабрадор по кличке Барон обиженно чихнул, и отпустил лапу, потом сел:
-Ну ты чего? Я ж пошутил!
-Ага, а потом вся спина от твоих шуток болит! – Куцый сел рядом, и задумчиво уставился на огромного пса снизу вверх.
-Что? – озадаченно заерзал пес. – Что-то не так? Ошейник криво сидит?
-Скажи мне, Барончик… - Куцый выдержал паузу. – А вот тебя кто-нибудь когда-нибудь рисовал?
Лабрадор честно задумался. Поджал лапу, но помогло мало.
-А рисовал – это как? – наконец-то решился он спросить. – Я вот знаю бульон из свиных ножек…Это оно?
-Рисовать – это когда тебя рисуют такой палочкой, и на бумаге потом появляешься ты! - Куцый презрительно фыркнул.
С Бароном они тоже дружили. Хотя, Барон дружил со всеми котами района. Этот большой, чуть туповатый, абсолютно добродушный лабрадор любил всех на свете. А больше всех - кошек. Любимым занятием было выскакивать из-за угла на какого-нибудь знакомого кота или кошку, и кричать «Сдавайся!». Говорит, что так кричат самые крутые сторожевые псы. Но его мало кто боялся…
-Понимаешь… - Куцый запнулся, но потом продолжил с умным видом. – Рисовать – это не совсем бульон. Я вот знаком с одним художником…Знаешь сколько он меня уговаривал, чтоб нарисовать меня?
Барон зачарованно слушал, высунув язык. А Куцего несло…
-…но я долго отнекивался! Понимаешь…известность нам ни к чему, верно? Вот ты меня, к примеру, уже знаешь?
-Ага! – гавкнул пес.
-Ну вот! Значит, меня не нужно рисовать! Меня и так многие знают, еще не хватало, чтоб посторонние узнали. Но художник был настойчив, и…
-Что? – снова заерзал Барон.
-Согласился я, вот что! Пусть рисует, что мне жалко, что ли? – Куцый принялся вылизывать лапу, с деланным видом поглядывая в сторону.
Барон вскочил, и возбужденно запрыгал вокруг кота:
-Куцый! Друг ты мне, а? Слышишь? Ты мне друг?
Куцый лениво покосился на собаку, и процедил:
-Ну…друг. Что надо-то?
-Слышь, Куцый… - Теперь Барон распластался перед ним на брюхе, заискивающе заглядывая в глаза. – Познакомь, а? Пусть меня тоже нарисуют!
-Нет, не могу. Понимаешь, он мой личный художник…Знакомые коты постоянно забирают его, все хотят быть нарисованными. Но так и быть…поговорю с ним, может, найдется для тебя времени немного…- Куцый лег на спину и подставил пузо солнышку.
-Куцый! Друг! Брат! – Кот еле успел закрыть глаза, как Барон накинулся на него и принялся неистово вылизывать морду Куцего. – Да я для тебя…Я для тебя…Хочешь, самую вкусную косточку? Я ее спрятал недавно, но еще вкусная! А, это…хочешь, я твоим защитником стану, а? Никто тебя не обидит!
-Ба…Ба…Барон!!! Хватит меня вылизывать!! – Куцый отскочил в сторону, и возмущенно принялся встряхиваться. – Всего обслюнявил! Ладно, так и быть. Поговорю с художником. Но чтоб никому – ни-ни! Я только для тебя исключение делаю!
-Брат! – восторженно завопил лабрадор. – Я твой защитник навеки! Ты только не забудь, ага?
-Ладно.
-Все, брат! Договорились! Ладно, бывай, пойду я прогуляюсь еще, а то сейчас хозяин придет.
Барон понесся куда-то огромными прыжками, что-то гавкая в порыве радости.
Куцый усмехнулся. Хороший он, даром, что собака…
Кот пошел дальше, и увидел Рыжую, сидевшую с изумленным видом, и глядящую куда-то наверх.

0

2

Рыжая проснулась от того, что солнечный зайчик запутался в ее усах, пощекотал в носу, а потом заставил чихнуть. Она открыла глаза, потянулась. Спрыгнула с кресла, и пошла на кухню, поздороваться с хозяйкой.
Вчерашний вечер снова встал перед глазами.
Хотела поругаться с Барсом за драку…Да вот не решилась. Нет, не из-за того, что он бы обиделся. Просто приятно немного, что кто-то за тебя вступается…Тем более – такой красивый и сильный.
Я схожу с ума, подумала Рыжая, уставившись в одну точку. И зачем вообще я с ним пошла? А если еще узнают, что, кажется, котята скоро появятся – хозяйку удар хватит…
Рыжая посмотрела на свою хозяйку, суетившуюся у плиты, и что-то напевавшую себе под нос. Жаль, конечно, но что теперь поделать? Рыжая ведь уже не маленькая, да и природа всегда не вовремя требует свое. Ай, да будь что будет!
Она вскочила, пошла к двери и требовательно мяукнула. Хозяйка оторопела:
-Рыженька моя! Ты что, с ума сошла?! Куда ты?
-Мне надо выйти! На улице погулять! И вообще! Душно мне дома сидеть! – уперлась Рыжая.
-Котенька моя! Ты что это вдруг, а? Иди ко мне, моя хорошая… - протянула хозяйка руку, но резко отдернула, когда неожиданно кошка зашипела на нее.
-Да отстаньте все от меня! – зашипела Рыжая. – Я всего лишь хочу прогуляться! Кошка я или нет!
Хозяйка, поджав губы, молча распахнула двери, и пошла обратно.
Все-таки предательски забилось сердце. Рыжая посмотрела ей вслед, но развернулась и понеслась вниз по лестнице. Черт…За любовь надо платить, сказал как-то ее брат, который в свое время тоже потерял голову от такой вот внезапной любви.
Улица приятно пахла теплым асфальтом, листьями и солнцем. Рыжая зажмурилась от солнечного света и блаженно мяукнула.
-Эй, ты!! Эй, я тебе говорю, кошка драная!!
Рыжая изумленно покрутила по сторонам головой. Кричавшего она обнаружила на третьем этаже. Толстый белый кот просунул голову через решетки балкона, и теперь орал на всю округу:
-Да-да, я тебе говорю! Что уставилась?
-Вы мне? – удивилась Рыжая.
-Нет, дедушке своему! Какого черта ты здесь шляешься?
Откуда-то вдруг появился Куцый, довольно ухмылявшийся.
-Это Белый, - сообщил он Рыжей, в недоумении поглядывавшей наверх. – Он просто дурак! Не обращай на него внимания.
-Почему – дурак?
-А он всегда орет, на всех! – Куцый тоже уставился на Белого, продолжавшего орать. – Эй, Белый! Не надоело еще?
-Да пошел ты, котяра общипанный! – забесновался Белый еще пуще. – Тебя забыл спросить!!
-Извините! – крикнула Рыжая. – А почему вы такой злой?
Вопрос был настолько неожиданным, что замолкли оба, и Белый, и Куцый.
-Ты что, чокнутая, что ли?! – зашипел Куцый. – Он просто идиот, зачем его спрашивать?!
-Сам ты идиот! – возмутилась кошка. – Может, ему просто плохо? Может, ему просто поговорить не с кем? Он, наверное, пообщаться хочет, а вы сразу ему все – идиот! Поэтому и злой он такой! Докажи, что я не права!
Куцый задумался. Вот еще! Всегда, сколько он себя помнил, Белый на всех кричал. И почему это Куцый должен с ним говорить?!
Кот посмотрел еще раз внимательно наверх, потом на Рыжую, и пошел прочь. Да ну ее! Вечно Барс себе в подруги каких-то чокнутых выбирает…Пусть сам с ней разговаривает! Он лучше к Аристократу прогуляется, тот хоть может по-человечески читать…
А Рыжая осталась, не отрывая взгляда от Белого, который все так же молча смотрел на нее.
-Скажите, а почему вы не выходите? Смотрите, какое утро, как хорошо на улице!
-Я не могу… - вдруг очень тихо сказал Белый.
Рыжая изумленно уставилась на кота:
-Это еще почему?! Вас не выпускают что ли?!
-Просто не могу…Я родился таким, понимаешь?
-Нет.
Белый посмотрел куда-то в сторону, наверх. Вздохнул.
Рыжая вспрыгнула на козырек подъезда, и спросила еще раз:
-Вы что, боитесь выйти что ли?
Белый посмотрел на нее, и Рыжая застыла – столько было невыразимой грусти в его глазах.
-Я родился с параличом задних лап, понимаешь? Я не могу далеко ходить, только еле-еле по дому. Меня вдруг пожалели, и оставили жить. Для моей хозяйки я один-единственный на белом свете…вот и возится со мной как с маленьким…
Рыжая молчала.
-А на улицу…Я очень хочу туда! Я хочу так же, как ты залезть на козырек, с кем-нибудь подраться, просто поболтать…- Он вдруг всхлипнул. – Со мной ведь никто не разговаривает. А я так не могу…Мне так все надоело, если б ты только знала!
-Я вас понимаю… - так же тихо сказала Рыжая. – Мне искренне жаль…
-Скажи мне… - заволновался кот. – Нет, расскажи мне!
-Что именно?
-Расскажи мне…какая она – улица?
Рыжая помолчала, потом огляделась и начала рассказывать. Обо всем. О солнце, которое так любит быть разным, летом – ярким и горячим, зимой – блеклым и холодным. О деревьях, которые раз в год наряжаются, но потом сбрасывают надоевшую одежду, а после этого идет холодный снег. Но это ненадолго, потом опять появляется солнце. О птицах, которые летают по небу, иногда некоторые нагло садятся на балкон, и воруют еду из кошачьих мисок. Об удивительной собаке, которую зовут Барон, который дружит со всеми котами. О Больших Нехороших, которые очень не любят бездомных котов. О предводителе местной стаи котов, по имени Барс, который такой…такой…умница, красавец…О больших помойках, где бездомные коты часто находят много разной еды. О дождях, которые, когда идут, не дают нормально выйти из дома. О детях людей, которые всегда готовы были погладить любую кошку. Об их родителях, которые отгоняли кошек, пока их дети не видят. О больших, вонючих машинах, которые, когда ездят, страшно воняют дымом, от которого потом чешется в горле. О больших газонах, где так приятно полежать на солнышке, погреть животик…
Белый смотрел на нее, не отрываясь. А Рыжая все говорила и говорила.
-Спасибо…- сказал кот, когда она замолчала.
-За что? – удивилась Рыжая.
-За рассказ. Я теперь могу спокойно умереть. Я хоть немного знаю, что такое быть там…на улице. – Он махнул головой.
-Как – умереть?! Зачем?! – перепугалась Рыжая. – Не надо!
-А что мне еще делать? – возразил Белый. – Так хоть ты пришла, хоть немного рассказала, а теперь я спокоен, я поговорил хоть с одной кошкой нормально…
-А хотите – я каждый день приходить буду? – муркнула Рыжая. – Новости буду рассказывать, кто да что. Хотите?
-Да нет…ну…зачем? Ты ради меня бегать будешь что ли? – удивился смущенно Белый.
-А мне не трудно! – воскликнула кошка. – Забежал на чуток, рассказал новости – и вам приятно, и мне есть с кем поболтать. Договорились?
Она спрыгнула вниз, и побежала по асфальтовой дорожке на улицу.
Если б она в этот момент оглянулась, то увидела бы, как Белый долго провожал ее глазами, полными слез… И врут всё, что кошки не умеют плакать…

Через месяц пошел снег.
Тихо, без предупреждения, ночью, он прикрыл все вокруг мягким, холодным одеялом. Укутал бережно все звуки, приглушив последние осенние шумы. Скрыл всю слякотную грязь, которую оставил после себя ноябрь, окрасив все в бело-девственный цвет, и приодел деревья. Птицы, нахохлившись, сидели под козырьками крыш, неодобрительно поглядывая на медленно падающие крупные хлопья снега. Какой-то воробей, совсем еще молодой, родившийся весной и никогда не видевший снега, орал истошным голосом, высказывая протест, только небу было абсолютно все равно, и оно продолжало щедро дарить зимнюю свежесть…
А Куцый, выбравшись из подвала, приуныл. Опять зима. Под снегом тяжеловато искать что-нибудь съедобное, да и холодно скоро совсем будет, не побегаешь, солнышку не порадуешься.
Он вздохнул и поплелся в сторону новой пятиэтажки, стараясь не наступать на темные прогалины, под которыми угадывалась вода, подтаявшая от еще не остывшего и не промерзшего асфальта. Возле пятиэтажки проходила тепломагистраль, так что там можно было спокойно погреться, забравшись на толстые, горячие трубы. Прошмыгнул во двор, осмотревшись в поисках Нехороших, но погода и их, видимо, загнала домой. Это хорошо.
Кот пролез под торчащими арматуринами, и блаженно растянулся на куске изоляции труб.
-Куцый! Ты чего там делаешь? – раздался голос откуда-то сверху.
Кот поднял голову, прядая ушами, и разглядел Аристократа, который высунул голову в форточку из окна на первом этаже.
-Ты чего там разлегся?
-Зима пришла, вот чего! – проворчал Куцый. – Тебе-то хорошо, сидишь себе в теплом доме, и горя не знаешь…
-И что? А думаешь – у меня жизнь легкая, да? – так же чуть сварливо ответил Аристократ, но фыркнул довольно. – Ты есть хочешь?

Через пять минут Куцый несмело оглядывался в комнате, стараясь не смотреть на черные следы, которые он оставил после себя, когда забрался в форточку, а Аристократ своим немного гнусавым голосом рассказывал:
-Да просто надоели они мне! Я так и сказал: «Хозяева! В конце концов, я – потомок гордых египетских кошек! И мне тоже иногда хочется побыть одному. У меня нет настроения, снег, и все такое… Не могли б вы уехать на денек из дома, а?» И что ты думаешь? Уехали! Они у меня такие, послушные!
-Серьезно? – изумился Куцый.
-Я тебе что, врал когда-нибудь? – обиделся Аристократ.
Куцый стушевался и промолчал, а хозяин продолжал показывать ему дом, рассказывая о телевизоре. Гость немного оробел перед большим, поблескивающим черным пластиком ящиком, но Аристократ уже подталкивал его носом на кухню:
-Пошли, все равно по ящику уже ничего не показывают, барахлит он иногда. Так я ему и сказал, чтоб отключился. Вот… Это холодильник. Мой личный! Только сколько прошу хозяев привезти мне поменьше такой же, этот надоел, а они все никак не соберутся, ленивые! Ну да ладно! Ты что будешь?
-А что есть? – заинтересовался гость, наблюдая, как Аристократ повис на ручке холодильника. Та тихо щелкнула, и открыла заветную дверцу.
Глазам Куцего открылась великолепная картина. Какие-то баночки, свертки, прозрачные целлофановые обертки сосисок – увиденное просто ошеломило… Видать, все-таки Аристократ не врал, когда рассказывал о волшебном холодильнике, который набивают ему хозяева всякой вкусной всячиной. Тем временем на пол полетели два свертка, источающие волшебный аромат колбасы…
Куцый сглотнул слюну, и посмотрел на Аристократа, который грузно спрыгнул из холодильника, и теперь лапой разворачивал свертки, весело поглядывая на гостя:
-Чего? Тебе особое приглашение по факсу прислать?
Куцый не знал, что это за факс такой, который присылают, но присоединился к хозяину, который, урча от наслаждения, вцепился в кусок вареной колбасы.
-Ты ешь, ешь, Куцый! А то зима на дворе, понимаешь… Где тебя еще такой колбаской угостят? Твой Барс что ли? Да он удавится за нее!
Куцый молча торопливо глотал огромные куски колбасы. А Аристократ, съев совсем немного, взобрался на кресло, стоявшее в углу, и блаженно растянулся там, свесив хвост.
-Вот скажи мне, Куцый… - Аристократ потянулся, и перевернулся на спину. – Ты знаешь, что такое книга?
-Чего?! – перестал жевать Куцый, и подозрительно покосился на хозяина. – Это что, новый сорт еды?
-Эх, ты! Темнота! Книга – это источник знаний! – произнес Аристократ. – Ты читать-то умеешь?
-Нет, - с явным сожалением произнес Куцый, и настроение почему-то начало падать.
-А хочешь – я тебе что-нибудь почитаю? Я иногда читаю своим хозяевам сказки, на ночь. А иногда и днем, если есть настроение. Хочешь?
-Очень! – признался Куцый, и подгреб к себе последний кусок колбасы.
Аристократ выскочил в соседнюю комнату, и через минуту явился с книгой, которую волочил в зубах. Бросил перед собой, придал себе очень важный вид. Лапой открыл книгу, пошуршал страницами, фыркнул. Потом торжественно начал читать:
-Кошки – это…такие они…ну вот, понаписали тут…Кошки - это такие животные, которые любят всякую вкусную еду! Кошки произошли от священных кошек Египта, и гораздо раньше, чем люди!
-Да ты что?! – изумился Куцый, который даже жевать перестал. – Люди произошли позже?
-А ты что думал? – сразу оскорбился Аристократ. – Думаешь – я тебе вру?! На, сам почитай тогда!
-Нет, я тебе верю, что ты! Я просто не знал, что кошки раньше появились!
-Тогда помолчи! Итак… - Аристократ уткнулся в книгу, подумал. – Вот! Давно хотел тебе прочитать. Слушай! Есть на свете Страна, которая зовется Котландия. Там правит принцесса Китти, которая мудро управляет страной. А еще кошки там живут в мире и благоденствии, еда есть у них всегда, там тепло, и нет плохих Нехороших, которые всегда норовят ударить кошку…
Куцый замер. Потом очень тихо спросил:
-Аристо, скажи…а…далеко эта страна?
Аристократ долго молчал, потом сказал:
-Знаешь, я ведь не только в книге это прочитал. Я, когда был маленький, слышал об этой стране от своего дяди, которому рассказал его дедушка, когда дядя был тоже маленький…Но туда сразу нельзя попасть.
-Почему?
-Понимаешь…Принцесса Китти очень мудра, а она может впустить в страну только тех котов и кошек, которые сделали добро для другой кошки. Путь туда надо заслужить.
Куцый вздохнул, а потом спросил, с легкой, затаенной надеждой:
-Как ты думаешь, я заслужил? – Но потом запнулся, и сник… - Да какой там! Я даже своей тени боюсь…эх!
Аристократ с изумлением смотрел на гостя, но потом подсел рядом:
-И что? Сразу расстраиваться? У тебя еще есть время заслужить право жить там! И вообще, а что это мы о грустном? Ты еще колбаску хочешь? – Хозяин нырнул в холодильник, и сбросил еще один сверток.
-Конечно! – снова воспрянул духом Куцый, и повеселел. – А копченая есть?
-Конечно! Ты что думал, я тебя приглашу и не угощу копченой колба…
Договорить он не успел.
В прихожей загремели ключами, раздались голоса, зашуршали сумками и одеждой…
Аристократ заметался:
-Куцый, это…ну вобщем… я забыл тебе сказать! Ко мне должны прийти в гости… Ты, это… вот, возьми колбасу, и иди! Потом расскажу, как все было, ладно? – И боком-боком стал вытеснять Куцего к окну.
Тот, почти не соображая, пулей взлетел к форточке, вскарабкался и спрыгнул вниз. И услышал за спиной:
-Эт-то что еще такое?! – И истошный вопль Аристократа.
Куцый рванул, не разбирая дороги, подальше от пятиэтажки. А вслед неслись громкие крики, сопровождавшиеся угрозами…

Рыжая чувствовала, как в ней растет новая жизнь. Она знала, что для хозяйки будет ударом, когда появятся котята, но ей уже было все равно. Это же ее с Барсом котята, и она собиралась отстаивать их право на жизнь, собираясь стать матерью, нежной и мурлыкающей, когда котята, проголодавшись, будут тихонько сопеть у нее под боком…
Барс приходил каждый день, и, невзирая на снег и морозы, торчал под окном. Ее это веселило, но вот хозяйка ее никуда не выпускала, наглухо закрыв двери и окна, поэтому с Барсом они общались через закрытое окно. Он так смешно терся носом об холодное стекло, пытаясь дотянуться до нее, а она просто тосковала…Ну ничего, скоро станет тепло, и тогда можно будет выйти на улицу. Она представила, как гордо вышагивает по улице, а за ней бегут, смешно задрав хвостики, ее дети. Ее и Барса…

Куцый открыл глаза, когда холодное зимнее солнце коснулось его светом. Полежал немного, зевнул и свесил голову вниз. Он уже три недели жил на теплых трубах, и в подвал почти не возвращался. Там висели сосульки, и ночевать в ледяном помещении не очень хотелось.
Во дворе стояло непривычно много машин. И почему-то все очень похожие на машины Больших Нехороших…
Он полежал немного, понежившись, и увидел Рыжую, сидевшую на ступеньках подъезда. Спрыгнул вниз, и рысцой побежал к ней. Она улыбнулась приветливо:
-Привет! Давно не виделись! Как дела?
-Да нормально! – присел Куцый рядом. – Я-то постоянно здесь, это тебя давно не видно! Ты где пропала?
-Да хозяйка не выпускала! – Она легла, поджав лапы под себя. – А сейчас ушла в магазин, ну я и проскочила следом за ней. Барс сейчас обещал прийти! Вот, сижу, жду…
-А-а-а, ясненько.
-А ты чем занимаешься?
Куцый оглянулся и вздохнул:
-А чем я могу заниматься? Зима, хочу тепла, вот и торчу на трубах почти целый день.
-Ты в парк свой ходил?
-Нет, не хочется в такой мороз куда-то бежать. Да Художник уже забыл, наверное, давно обо мне!
Рыжая потянулась:
-Откуда ты знаешь?
-Ну…мне так кажется… - неуверенно протянул Куцый.
-Ха! А я думаю, что не забыл. Ну да ладно, скоро потеплеет – сходишь, проведаешь его. – Рыжая вдруг вскочила. – Барс…
Через двор неторопливой походкой приближался Барс. Увидев Рыжую перешел на легкую рысцу.
-Барс… - восхищенно вздохнула Рыжая, и шагнула навстречу.
В следующий миг что-то коротко свистнуло, и Рыжая исчезла из поля зрения Куцего. Тот ошалело смотрел туда, где только что была кошка, и услышал вдруг голос, от которого болезненно сжалось сердце, голос Нехорошего:
-Ах, ты, падла рыжая!! Конец тебе!! Я тебе поцарапаюсь!!!
И события начали разворачиваться с пугающей скоростью…

Барс бросился сначала в сторону, в другую, в третью, забился под какую-то машину. А двор вдруг заполнился голосами:
-Петрович! Держи крепко!
-Да держу!!! Мешок давай!
-Вот он, вот!! Петлю-то распусти, идиот!
-Сам идиот!
Держи, вон еще один!
К голосам присоединились голоса жильцов:
-Что вы делаете?! Отпустите кошку!
-Правильно! Вы бы, Наталья Сергеевна помолчали бы! А то от этих кошек житья уже не стало!
-Это вы помолчите! Что они вам плохого сделали?!
И снова голоса Нехороших:
-Товарищи жильцы, не ругайтесь! Пришло постановление из Санэпидемстанции на отлов всех бездомных котов и кошек! Потом подойдете, и заберете своих домашних животных, если вдруг попадутся нам!
-Если доживут их животные… - злобно прошипел кто-то рядом, и зашел в подъезд.
Куцый рванулся прямо под ногами, вылетел пулей наружу, стукнувшись боком об косяк, и вслед заорали:
-Вот он!!! Держи его!!!
Краем глаза Куцый увидел, как ему наперерез метнулись люди, и он бросился к деревянному забору, но не рассчитал и упал вниз. Снова бросился в сторону…
Рыжая хрипела, вырываясь из петли на длинной, толстой палке, которую держал мужчина в толстой зимней куртке и с красным, обветренным лицом. Несколько других пытались выгнать из-под машины Барса.
-Ах, ты, сволочь!! Я ж тебя…
Барс выскочил наружу, и вдруг заметил Рыжую. Увернулся от петли, которую пытались набросить на него, и упал на спину, создав идеальную защитную позу кошки – выставив все четыре лапы перед собой, и выпустив когти. Нехорошие крутились с опаской, не решаясь сразу наброситься…
Из окна подвала ошалело выскочил Аристократ, которого выгнал за проделки из дома хозяин, бросился по прямой, но тоже забился в петле. Человек ударил его ногой по голове, и Аристократ вдруг обмяк, дергая лапой. Его бесцеремонно швырнули в машину, и хлопнули дверцей…
А Барс вдруг взвился в воздух, очередной раз уйдя от атаки Нехороших, в два прыжка подскочил к краснолицему, державшему Рыжую, и неожиданно вцепился ему в руку…
Краснолицый катался по снегу, зажав окровавленную руку, а Барс прыгал рядом, пытаясь разгрызть петлю. Жестокий удар по голове опрокинул его навзничь… Он еще пытался вскочить, но новый удар окончательно впечатал его в снег. Он задергался и замер, тихо, утробно рыча…
Рыжая, обезумевшая от боли и страха, пыталась выдраться, но кто-то снова схватил палку, подтягивая ее к себе.
Откуда-то выскочил Барон, сразу не сообразивший, почему кругом кутерьма. Видимо, его просто отпустили погулять, и он забрел во двор. Может, и навестить кого пришел…
-Сдавайся! – радостно крикнул он Куцему. – Я пришел!
-Уберите собаку!! – рявкнул кто-то. – Чья собака?!
-Это из соседнего двора! – крикнул сверху кто-то. – Она домашняя, и хозяин хороший!
-Тогда заберите! А то тоже заберем!!
-Заберите! Она постоянно гадит здесь!
Барон носился за людьми, приглашая поиграть, но его грубо отпихивали. В конце концов он обиделся и сел в сторонке, пытаясь сообразить, что происходит…
А Куцый…Куцый просто оцепенел от страха, глядя, как волокут Рыжую к машине, как ее хозяйка умоляет отпустить ее кошечку…Как грубо оттолкнул женщину Нехороший, пригрозив какой-то Жалобой в какой-то ЖЭК…
-Эй, вы!!! – Сверху вдруг заорал Белый, который выволок свое немощное тело на балкон. – Отпустите ее!!! Я вас порву, сволочи!!!
-Еще один ублюдок… - прошипел Нехороший, глядя снизу на беснующегося кота. – Да тебя уже, тварь, жизнь обидела…Сдохни уже!
-Сволочь!!! Я найду тебя!!! Отпусти Рыжую!!!
-Отпустите вон ту рыжую кошку! – вдруг раздались голоса сверху. – Она хорошая, во двор почти не выходит!
-Помолчите! Все они хорошие!! А как жалобы поступают – все плохие!!
Куцый медленно отползал, не выпуская из виду подбиравшегося к нему Нехорошего, выставившего перед собой петлю… «Киса…кис-кис-кис…иди к дяде…он тебе вкусное даст…»
Куцый затравленно оглянулся, посмотрев, как неистово пнули пару раз Барса по голове. Как стал бить Рыжую краснолицый, бить ногами…И тогда Куцый решился…Как когда-то в парке.
Бросился в сторону от петли, увернулся от удара палкой, и, рассчитав прыжок, со всей мочи вцепился краснолицему в лицо…
-Ой-ёй!! – Истошный вопль огласил окрестности. – Он мне глаз выдрал!!!
-Так его!! – зашумели жильцы.
-Держи его!!! Твою мать, держи уже его!!!– снова заматерились охотники. – Загоняй, ну же!!
-«Скорую»! Вызовите «Скорую»!
-Ой, что происходит?! – женский голосок, тоненький и жалобный… - Отпустите кошку!
-Пошла вон, дура!
-Ах, вы… - задохнулась женщина. – Хамло!!!
Рыжая грузно упала на снег, а Куцый продолжал рвать когтями лицо человека. Никто не мог подойти близко, а краснолицый упал на землю, продолжая выть. Куцый шипел и царапался:
-На тебе! Не смей трогать Рыжую!!!
И вдруг снег потемнел…
Кто-то со всего размаху ударил Куцего по спине, сразу перебив позвоночник. Тот попытался отпрыгнуть в сторону, но лапы почему-то не послушались. Зато он увидел, как Рыжая, освободившись из петли, и оставляя на снегу крупные капли крови, быстрее ветра взобралась на козырек подъезда, а оттуда на окно…
Куцего швырнули в снег, ударив еще раз по спине, но боль он уже не чувствовал. Как и задних лап…
-Ты что?! – вдруг зарычал, оскалив страшные клыки, Барон. – Ты зачем его бьешь?!
Человек испуганно шарахнулся от собаки, когда та вдруг с утробным рычанием бросилась на него. Барон так и не понял, за что били Куцего…И за что кто-то очень сильно ударил его по голове, заставив уткнуться в снег мордой. Почему-то стало очень больно…и темно…
Куцего схватили за задние лапы и зашвырнули в машину.
-Да что ж вы делаете, изверги?! – закричал кто-то истошно. – Зачем вы их убиваете?!
-Помолчите, мамаша… - протянул кто-то лениво. – Вас забыли спросить!
Куцый лежал не шевелясь и не отрывая взгляда от Барса. Тот лежал, тихо помаргивая веками, и из оскаленной пасти тоненькой струйкой на пол стекала кровь…
-Барс…брат…ты меня слышишь?
Вместо ответа Барс дернулся, тихо махнул лапой и застыл…
Куцый утробно взвыл, пытаясь подтянуться к Барсу, но не смог. Он так и остался лежать, изо всех сил пытаясь пошевелить задними лапами, но безрезультатно.
И вдруг услышал голос, от которого сердце забилось…
-Ну почему же? Я что, не могу просто выкупить своего кота?! – Художник говорил тихо, стараясь достучаться до сердца Нехорошего. – Неужто сто рублей – это недостаточно?!
Тихий спор… «Только для тебя, но чтоб быстро….»
Теплые руки подхватили Куцего, кто-то мягко прижал его к себе, закутывая в пальто…
Куцый видел, как втаскивают в машину Барона, вяло пытавшегося зарычать, но голова безвольно ударилась о борт кузова.
-Ты думал, что я тебя забуду, глупый? – Теплая рука погладила Куцего по голове, и он снова почувствовал, как что-то забытое охватывает его. И он потерял сознание…

Он не видел, как в отъезжающей машине увезли многих тех, с кем он дружил, кого знал.
Не видел, как убили Мурзика, который сам пошел навстречу Нехорошим, перепутав из-за плохого зрения их с хозяином…Уже не видел, как Барса выбросили из кузова, мертвого. Как очнулся Барон, и цапнул за руку одного из людей, и его снова оглушили…Как приехала «Скорая», и увезла одну из женщин, которой стало плохо, из-за того, что она увидела…
Жильцы еще долго возмущались, но постепенно окна стали закрываться, одно за одним. О том, что здесь произошло, напоминало только несколько небольших пятен крови, человеческой и кошачьей, перемешавшихся на снегу…

Куцему вдруг привиделась теплая красивая страна, где правит красивая принцесса Китти , где тепло и уютно всем котам…
Принцесса подошла к нему, потерлась о бок Куцего, и лизнула его в нос:
-Здравствуй! Добро пожаловать в мою страну, доблестный защитник Куцый! Стань же моим подданным!
-Я стану твоим подданным! – ответил Куцый, и пошел за принцессой, в такую далекую страну…

В дальнем углу парка сидел плачущий, одинокий человек, в неизменном помятом берете, который прижимал к себе грязного, измученного кота, гладил его по голове, и что-то тихо шептал ему на ухо. Кот тихо мяукал в ответ, затихая, и прижимался к человеку, словно ища защиты…
-Теперь все будет хорошо, котик…Все будет хорошо, я обещаю! Ты мне веришь? Прости, что не пришел сразу…
А Куцый уже уходил своей дорогой, той, которую он заслужил. И он был счастлив, как никогда…

©Дингер

0


Вы здесь » Истории Любви » Истории. Рассказы. Стихи. » Путь в далекую страну